Почему возник миф о луженых кузовах советских машин?

Почему возник миф о луженых кузовах советских машин?

Среди водителей ходили слухи, что у «Волги», «Москвича» и «Победы» кузов был луженым. Так как не все хорошо разбираются в этом, многие мошенники, пользуясь незнанием и доверчивостью автолюбителей, пытаются ныне продавать ретро-кары за большие деньги.

19d72c1c4beb30074dd2f8060c2bfc2e_w650.jpg

Под лакокрасочным покрытием советских средств передвижения находилось олово, но сам кузов полноценно никогда не являлся луженым.

Металл был действительно плотным, хотя штампы корпуса не радовали совершенством и в отдельных точках железо шло волнами. Так как ныне востребованной полиэфирной шпаклевки в то время не производилось, на фабрике неровные места кузовных панелей приходилось выравнивать оловянным припоем.

Особенно это требовалось делать в местах появления зазоров.

Иногда припой растягивался на половину крыла, чем вызывал удивление у автолюбителей, ремонтирующих свой транспорт. Отсюда и пошел миф о луженых машинах.

Сейчас некоторые реставраторы на самом деле качественно восстанавливают ретро-технику, применяя именно этот способ. Еще он полезен, если нужно запаять микропоры в металле.

Лужение и пайка кузова автомобиля

minisolder

В этой ста­тье мы рас­смот­рим как осу­ществ­ля­ет­ся луже­ние и пай­ка кузо­ва автомобиля.

Луже­ние и пай­ка кузо­ва авто­мо­би­ля при­ме­ня­лись при изго­тов­ле­нии и ремон­те авто­мо­би­лей с сере­ди­ны 1930‑х годов. Свин­цо­вый при­пой исполь­зо­вал­ся при мас­со­вом про­из­вод­стве авто­мо­би­лей для нане­се­ния на сва­роч­ные соеди­не­ния вна­хлёст кры­ши и зад­них кры­льев. Нане­се­ние при­поя на кузов дол­гие годы, до появ­ле­ния авто­мо­биль­ной шпа­клёв­ки, оста­ва­лось тра­ди­ци­он­ным мето­дом ремон­та повре­ждён­но­го кузо­ва авто­мо­би­ля (см. ста­тью об исто­рии изоб­ре­те­ния и раз­ви­тия шпа­клёв­ки).

Содер­жа­ние:

Про­цесс состо­ит в нане­се­нии спе­ци­аль­но­го при­поя на пане­ли кузо­ва, что­бы запол­нить неров­но­сти, гер­ме­ти­зи­ро­вать и замас­ки­ро­вать сва­роч­ные соеди­не­ния, а так­же запа­ять отвер­стия. В то вре­мя, как в совре­мен­ном кузов­ном ремон­те чаще все­го при­ме­ня­ет­ся шпа­клёв­ка, при рестав­ра­ции клас­си­че­ских авто­мо­би­лей по-преж­не­му исполь­зу­ют при­пой. На самом деле, и луже­ние и шпа­клёв­ка име­ют свои пре­иму­ще­ства и недо­стат­ки. Глав­ны­ми недо­стат­ка­ми при­ме­не­ния при­поя для ремон­та кузо­ва явля­ют­ся слож­ность его нане­се­ния и нагрев кузо­ва. Слиш­ком слож­но­го в этом про­цес­се ниче­го нет, но тре­бу­ет­ся соблю­дать неко­то­рые пра­ви­ла и при­об­ре­сти навык. При пра­виль­ном воз­дей­ствии горел­ки нагрев полу­ча­ет­ся доста­точ­но щадя­щим. Даже крас­ка с обрат­ной сто­ро­ны может остать­ся целой. Шпа­клёв­ка в этом смыс­ле выиг­ры­ва­ет, так как нано­сит­ся на поверх­ность лег­че при­поя. По харак­те­ри­сти­кам при­пой во мно­гом пре­вос­хо­дит шпа­клёв­ку. Его пре­иму­ще­ства мы рас­смот­рим в этой ста­тье ниже.

При­пой раз­мяг­ча­ет­ся нагре­вом и нано­сит­ся на поверх­ность, под­го­тов­лен­ную луже­ни­ем. После осты­ва­ния обра­зу­ет­ся проч­ная связь при­поя с поверх­но­стью металла.

Нане­се­ние при­поя на кузов может потре­бо­вать­ся там, где слож­но или невоз­мож­но исполь­зо­вать дру­гие мето­ды ремон­та. При­пой удоб­но при­ме­нять, когда металл слиш­ком тол­стый для рих­тов­ки и отсут­ству­ет доступ с обрат­ной сто­ро­ны пане­ли. При­пой мож­но исполь­зо­вать на местах, где воз­мож­но неболь­шое дви­же­ние метал­ла при экс­плу­а­та­ции авто­мо­би­ля и шпа­клёв­ка может трес­нуть (сва­роч­ное соеди­не­ние). При­пой хоро­шо гер­ме­ти­зи­ру­ет сва­роч­ный шов и гаран­ти­ру­ет его кор­ро­зи­он­ную устой­чи­вость. Так­же, при исполь­зо­ва­нии кузов­но­го при­поя, тол­щи­на слоя не так кри­тич­на, как при при­ме­не­нии шпа­клёв­ки. При­пой хоро­шо подой­дёт для мест кузо­ва, где нуж­но сфор­ми­ро­вать кант.

Преимущества лужения и пайки кузова

  1. При­пой дер­жит­ся на поверх­но­сти луч­ше шпа­клёв­ки. Проч­ность на раз­рыв (сила, тре­бу­е­мая, что­бы отде­лить при­пой от метал­ла, на кото­рый он нане­сён) состав­ля­ет 423 бара. Это очень высо­кий показатель.
  2. Даже тол­стый слой при­поя не даёт усад­ки, в отли­чие от шпаклёвки.
  3. При­пой име­ет луч­шую эла­стич­ность и проч­ность, чем авто­мо­биль­ные шпа­клёв­ки. Сви­нец хоро­шо гнёт­ся вме­сте с метал­лом, на кото­рый он нане­сён, поэто­му не трескается.
  4. При­пой не потрес­ка­ет­ся и не отсло­ить­ся при уда­ре, как это быва­ет со шпаклёвкой.
  5. При­пой явля­ет­ся водо­не­про­ни­ца­е­мым. Шпа­клёв­ку же нель­зя назвать пол­но­стью водонепроницаемой.
  6. При­пой может выдер­жи­вать высо­кие тем­пе­ра­ту­ры, поэто­му может при­ме­нять­ся при ремон­те и после­ду­ю­щем нане­се­нии порош­ко­вой краски. Ещё одним боль­шим пре­иму­ще­ством при­поя над шпа­клёв­кой явля­ет­ся то, что не сто­ит бес­по­ко­ить­ся о вре­ме­ни его затвер­де­ва­ния. Мож­но добав­лять допол­ни­тель­ный при­пой пря­мо на уже нане­сён­ный слой. Нуж­но толь­ко разо­греть поверх­ность и новый при­пой и доба­вить его. Не нуж­но пол­но­стью рас­плав­лять уже нане­сён­ный слой.

Виды припоев для ремонта кузова

  • Суще­ству­ют раз­ные типы при­по­ев. Для ремон­та кузо­ва чаще при­ме­ня­ют­ся мяг­кие (лег­ко­плав­кие) при­пои. Они про­да­ют­ся в виде стерж­ней, длин­ной 45 см, раз­ной тол­щи­ны. В целом, они клас­си­фи­ци­ру­ют­ся как при­пои с содер­жа­ни­ем свин­ца и без содер­жа­ния свин­ца (lead free). Пер­вый тип при­поя при­ме­нял­ся мно­го лет из-за его лёг­ко­сти исполь­зо­ва­ния. Одна­ко он был запре­щён в неко­то­рых стра­нах для при­ме­не­ния в мас­со­вом про­из­вод­стве, по при­чине вре­да здо­ро­вью и окру­жа­ю­щей сре­де. Одна­ко, свин­цо­вый при­пой, по-преж­не­му исполь­зу­ет­ся част­ны­ми лица­ми и его мож­но встре­тить в про­да­же. Мно­гие масте­ра пред­по­чи­та­ют исполь­зо­вать имен­но свин­цо­вый припой.
  • На при­пое ука­зы­ва­ет­ся соот­но­ше­ние его ком­по­нен­тов (оло­ва, свин­ца). Тра­ди­ци­он­ный при­пой для кузо­ва состо­ит из 30% оло­ва и 70% свин­ца. Может содер­жать­ся допол­ни­тель­ный ком­по­нент, к при­ме­ру, 74% свин­ца, 25% оло­ва и 1% сурь­мы. Сви­нец опа­сен для здо­ро­вья. Что­бы его при­ме­нять, тре­бу­ют­ся сред­ства защи­ты, и нуж­но учи­ты­вать меры без­опас­но­сти. Одна­ко его лег­че исполь­зо­вать. Он доль­ше оста­ёт­ся мяг­ким после нагре­ва (в диа­па­зоне от 180 до 260 гра­ду­сов по Цель­сию). Это облег­ча­ет его нане­се­ние и раз­рав­ни­ва­ние. Этот при­пой лег­ко нано­сит­ся на вер­ти­каль­ные и гори­зон­таль­ные поверх­но­сти. После затвер­де­ва­ния свин­цо­во­го при­поя, его не реко­мен­ду­ет­ся обра­ба­ты­вать шли­фо­валь­ной машин­кой, так как обра­зу­ет­ся очень ток­сич­ная пыль. Так, его обыч­но обра­ба­ты­ва­ют спе­ци­аль­ным кузов­ным напиль­ни­ком, а на завер­ша­ю­щей ста­дии брус­ком с круп­но­зер­ни­стой шли­фо­валь­ной бума­гой вруч­ную. Если всё же при­ме­ня­е­те шли­фо­валь­ную машин­ку, то нуж­но исполь­зо­вать толь­ко круп­ный абра­зив, что­бы не было взве­си из мел­кой пыли. Остат­ки свин­ца после шли­фо­ва­ния нуж­но сра­зу утилизировать.
  • При­пой может иметь раз­ное соот­но­ше­ние свин­ца и оло­ва (70/30, 60/40 или 50/50). При­пой с более низ­ким содер­жа­ни­ем свин­ца так­же исполь­зу­ет­ся при ремон­те кузо­ва, но име­ет низ­кий диа­па­зон пла­стич­но­сти (от 183ºC до 188ºC), поэто­му его слож­нее исполь­зо­вать. При­пои с таким соот­но­ше­ни­ем обыч­но при­ме­ня­ют на гори­зон­таль­ных поверх­но­стях, так как они быст­ро ста­но­вят­ся жид­ки­ми и могут сте­кать. При­ли­па­ние у всех свин­цо­вых при­по­ев при­мер­но оди­на­ко­вое и зави­сит от пра­виль­но­сти под­го­тов­ки поверхности.
  • Как аль­тер­на­ти­ва при­пою со свин­цом был раз­ра­бо­тан более без­опас­ный при­пой без содер­жа­ния свин­ца. Во всех при­по­ях без содер­жа­ния свин­ца, оло­во явля­ет­ся глав­ным ком­по­нен­том. Дру­гим ком­по­нен­том может быть сереб­ро, медь, индий или вис­мут. Боль­шин­ство при­по­ев без свин­ца име­ют либо более высо­кую, либо более низ­кую точ­ку плав­ле­ния, чем у свин­цо­во­го при­поя. Для ремон­та кузо­ва наи­бо­лее рас­про­стра­нён при­пой без свин­ца, состо­я­щий из оло­ва и сереб­ра (94% оло­ва и 6% сереб­ра или 96% оло­ва и 4% сереб­ра). Он име­ет более высо­кую сто­и­мость. При­пой без свин­ца при­мер­но равен по харак­те­ри­сти­кам тра­ди­ци­он­но­му при­пою со свин­цом с соот­но­ше­ни­ем 50/50 (свинец/олово). Такой при­пой име­ет более высо­кую точ­ку плав­ле­ния (221°C). После нагре­ва, он оста­ёт­ся в мяг­ком состо­я­нии менее про­дол­жи­тель­ное вре­мя, чем свин­цо­вый при­пой, что услож­ня­ет его вырав­ни­ва­ние. При засты­ва­нии полу­ча­ет­ся более твёр­дым и хруп­ким. Его слож­нее обра­ба­ты­вать напиль­ни­ком. Пре­иму­ще­ство в том, что его мож­но обра­ба­ты­вать шли­фо­валь­ной машин­кой, так как он не обра­зу­ет ток­сич­ной пыли. Хотя, не нуж­но забы­вать про респи­ра­тор. Допол­ни­тель­ным пре­иму­ще­ством при­поя без свин­ца явля­ет­ся более высо­кая проч­ность на разрыв.
  • При­пой, при­ме­ня­е­мый в элек­тро­ни­ке, обыч­но состо­ит из 60% оло­ва и 40% свин­ца. Он может содер­жать флюс в цен­тре. Флюс с кани­фо­лью, часто исполь­зу­е­мый с таким при­по­ем, не спо­соб­ству­ет адге­зии к ста­ли, а флюс с кис­ло­той может дей­ство­вать хоро­шо. Такой при­пой луч­ше при­ме­нять толь­ко для пай­ки малень­ких отвер­стий, так как его диа­па­зон пла­стич­но­сти очень маленький.
  • Для рабо­ты с кузо­ва­ми из алю­ми­ния исполь­зу­ет­ся дру­гой тип при­поя (с содер­жа­ни­ем оло­ва и цинка).

Что такое флюс? Какой флюс использовать для лужения кузова?

Цель флю­са – облег­чать про­цесс пай­ки и обес­пе­чить проч­ность соеди­не­ния при­поя с метал­лом кузо­ва. Одной из пре­град для дости­же­ния успеш­ной пай­ки явля­ет­ся нечи­сто­та поверх­но­сти (загряз­не­ния и окис­ле­ние). Загряз­не­ния могут быть уда­ле­ны меха­ни­че­ской чист­кой, но окис­ле­ние уве­ли­чи­ва­ет­ся при уве­ли­че­нии тем­пе­ра­ту­ры, что ухуд­ша­ет при­креп­ле­ние при­поя к ремонт­ной поверх­но­сти. Металл име­ет тон­кий слой окси­дов или суль­фи­дов, каким бы чистым он не выгля­дел. Флюс пред­на­зна­чен для того, что­бы убрать этот слой и дол­жен предот­вра­тить фор­ми­ро­ва­ние ново­го оксид­но­го слоя во вре­мя нане­се­ния при­поя. Флюс не толь­ко предот­вра­ща­ют окис­ле­ние, но и обес­пе­чи­ва­ют хими­че­скую чист­ку и выпол­ня­ет сма­чи­ва­ю­щую функ­цию, сокра­щая поверх­ност­ное натя­же­ние рас­плав­лен­но­го при­поя, помо­гая ему луч­ше рас­те­кать­ся по поверх­но­сти. Таким обра­зом, при­пой не при­лип­нет на не под­го­тов­лен­ную метал­ли­че­скую поверх­ность, он будет соби­рать­ся в шари­ки. На под­го­тов­лен­ной поверх­но­сти при­пой нор­маль­но рас­те­ка­ет­ся и прилипает.

tinningpaste

Флю­со­вая пас­та для лужения.

Для луже­ния кузо­ва при­ме­ня­ет­ся флю­со­вая пас­та. Она пред­став­ля­ет собой некое подо­бие пер­вич­но­го грун­та. В её состав вхо­дит кис­ло­та (хло­рид цин­ка или соля­ная кис­ло­та) и при­пой в виде порош­ка. Кис­ло­та хими­че­ски очи­ща­ет поверх­ность и уда­ля­ет окис­ле­ние, пере­во­дя его в рас­тво­ри­мую соль, а поро­шок одно­вре­мен­но въеда­ет­ся в металл, остав­ляя очень тон­кий слой (оло­ва или оло­ва со свин­цом), кото­рый улуч­ша­ет адге­зию при­поя при нане­се­нии на ремонт­ную область.

После нане­се­ния, пас­ту нуж­но нагреть и сте­реть остат­ки тряпкой.

Флю­со­вая пас­та акти­ви­ро­ва­на кис­ло­той (хло­рид цин­ка или соля­ная кис­ло­та), и её остат­ки тре­бу­ет­ся уда­лить после завер­ше­ния нане­се­ния при­поя. Если флюс осно­ван на соля­ной кис­ло­те, то ней­тра­ли­зо­вать её мож­но водой с содой, а потом обмыть чистой водой. Если флюс содер­жит хло­рид цин­ка, то для ней­тра­ли­за­ции потре­бу­ет­ся аце­тон. Так­же, мож­но исполь­зо­вать сред­ство дихро­мат натрия.

Читать статью  Сколько весит голый кузов волги? — Сообщество «ГАЗ Волга» на DRIVE2

Части­цы от флю­со­вой пас­ты могут оста­вать­ся в порах и мел­ких углуб­ле­ни­ях сва­роч­но­го шва, что может стать при­чи­ной кор­ро­зии. Поэто­му, перед луже­ни­ем и нане­се­ни­ем при­поя, нуж­но, что­бы отвер­стия и углуб­ле­ния были заварены.

Какие инструменты и материалы нужны для лужения и пайки кузова?

  • Суще­ству­ют спе­ци­аль­ные набо­ры, в кото­рые вхо­дит сам при­пой, флю­со­вая пас­та, инстру­мен­ты для вырав­ни­ва­ния нане­сён­но­го при­поя и инструк­ция. Так­же, все при­над­леж­но­сти мож­но купить по отдельности.
  • Необ­хо­дим при­пой и пас­та для луже­ния (tinning paste) с кистью для более лёг­ко­го нанесения.
  • Так­же нуж­на чистая тряп­ка (луч­ше все­го под­хо­дит хлоп­ко­вая), для сти­ра­ния остат­ков пас­ты после нагрева.
  • Для нагре­ва необ­хо­ди­ма сва­роч­ная газо­вая горел­ка, про­па­но­вая (бута­но­вая) горел­ка или фен с регу­ли­ров­кой тем­пе­ра­ту­ры и пото­ка воз­ду­ха. При исполь­зо­ва­нии сва­роч­ной газо­вой горел­ки, пла­мя долж­но быть настро­е­но на мини­маль­ную тем­пе­ра­ту­ру, при кото­рой будет пла­вить­ся флюс и разо­гре­вать­ся металл кузова.
  • При­пой раз­рав­ни­ва­ет­ся спе­ци­аль­ны­ми бло­ка­ми из твёр­до­го дере­ва. При­ме­ня­ет­ся спе­ци­аль­ная смаз­ка (твёр­дый живот­ный жир), тон­кий слой мас­ла или пче­ли­ный воск, нано­си­мый на лопат­ку или блок, что­бы они не лип­ли к при­пою. Так при­пой, раз­гла­жен­ный бло­ка­ми, полу­ча­ет­ся более ров­ным. Мож­но изго­то­вить блок нуж­ной фор­мы самостоятельно.
  • Нуж­но исполь­зо­вать респи­ра­тор с систе­мой HEPA (high efficiency particulate air) с филь­тром высо­кой эффек­тив­но­сти удер­жа­ния частиц, так­же извест­ный как фильтр N100 . Мож­но так­же рядом уста­но­вить вен­ти­ля­тор, кото­рый будет сду­вать вред­ные испа­ре­ния в сто­ро­ну от масте­ра. Тогда вред испа­ре­ний сни­жа­ет­ся и мож­но обой­тись без респи­ра­то­ра. При исполь­зо­ва­нии при­поя со свин­цом необ­хо­ди­мо исполь­зо­вать пер­чат­ки. Нуж­но избе­гать кон­так­та при­поя и флю­са с кожей. Для обра­бот­ки затвер­дев­ше­го при­поя пона­до­бит­ся кузов­ной напиль­ник или шли­фо­валь­ный блок с круп­но­зер­ни­стой шли­фо­валь­ной бумагой.
  • Нуж­но, что­бы все мате­ри­а­лы и инстру­мен­ты были в зоне дося­га­е­мо­сти, что­бы не терять вре­мя, во вре­мя лужения.

Лужение и пайка кузова автомобиля

Сви­нец не жела­тель­но при­ме­нять на тон­ком метал­ле или быть осто­рож­ным, что­бы не пере­греть тон­кий листо­вой металл, тем самым, осла­бив его. Теп­ло­вой дефор­ма­ции могут под­вер­гать­ся осо­бен­но плос­кие пане­ли, так как име­ют мень­шую жёст­кость, в срав­не­нии с выпук­лы­ми фор­ма­ми и пане­ля­ми, име­ю­щи­ми рёб­ра жёсткости.

«Лужёным кузовам» посвящается… (ч. 1)

2536aa9s 100

Как всем, конечно же, известно, ещё с советского времени у обывателей был популярен миф про лужёные кузова «Победы» и в меньшей степени 21-й «Волги», которые якобы полностью облужены (покрыты оловом) и потому не гниют. Этот миф был настолько распространён, и при этом являлся таким тяжёлым бредом (начиная с того, что в использовавшемся для опайки кузовов припое олова было как правило всего около 20…30%, а оставшиеся 70…80% — это свинец), что у людей, примерно представляющих себе реальное положение дел, от него всегда знатно подгорало.

Миф, впрочем — только повод: мне давно уже хотелось подробно написать про использование опайки припоем в контексте отечественного и мирового автомобилестроения. Увы, в целом тема эта широка и совершенно необъятна, поэтому в формате данной статьи нам придётся сосредоточиться лишь на одном из её аспектов, представленном данным мифом — вопросе о том, является ли (и если является, то в каких случаях) использование припоя признаком низкого уровня качества изготовления кузова и задействованной при этом технологии в целом. Но сначала давайте разберёмся в том, сколько же конкретно припоя было на кузове «Победы» и что на нём делал.

k PmMLnR20u6QC9bwx 5FqmOY2U 960

Вот так на ГАЗе на крупносерийных машинах никогда НЕ делали ! Форму поверхности кузова задавал всё-ж таки штамп, а припой использовался на сугубо вспомогательных ролях при финишной отделке, почти исключительно на швах, стыках и торцах панелей, и чем дальше — тем меньше. Не путайте, пожалуйста, завод с американскими хотроддерами и кастомайзерами,

С этим мифом пытались бороться, в том числе и ваш покорный слуга, но, видимо, в полном соответствии с классикой психологии, «миф может вытеснить только другой миф». Так оно и получилось в данном случае.

Разбирать сам исходный миф у меня желания нет ввиду его абсурдности, но за 15 лет моего «стажа» в качестве поклонника советских классических автомобилей не только никуда не исчез, но и переродился, так сказать — дал метастазы по всему русскоязычному Интернету. А именно — от изначального, имевшего позитивную направленность, мифа отпочковался другой миф, на этот раз — негативный: про криворуких рабочих ГАЗа, изготовление кузовов по убогим технологиям каменного века и отвратительное качество штамповки, якобы вынуждавшее на кузовах новых автомобилей заниматься выравниванием поверхности панелей (типичный пример, а в комментариях там вообще полный набор фольклора и мифологии по теме !). Которое якобы по сирости и убогости нашей химической промышленности осуществлялось не шпаклёвкой, «как в лучших домах Лондона и Парижа», а опаиванием припоем, «маскирующим бесчисленные дефекты»… и так далее, и тому подобное — с каждым репостом душераздирающие подробности множились как блохи на бродячей собаке.

Вот этим его ответвлением мы и займёмся в этой части статьи, да и во второй её части вопросу взаимосвязи использования олова на производстве с качеством изготавливаемых им кузовов также уделено немало внимания.

Предоставляю вам самим судить о том, насколько реально для завода, выпускающего 20…30 тысяч автомобилей в год, или около 100 автомобилей в день (масштабы выпуска «Победы» после 1950 года), а тем более — 50…60 тысяч автомобилей в год и примерно по 200 автомобилей в день (ГАЗ-21 после 1959 года), на каждом экземпляре (а дефекты штамповки носят обычно именно повторяющийся характер, в силу самой сути этого процесса) заниматься всей этой чушью собачьей с ручным выравниванием поверхности каждой панели «по бликам» (с проявочными слоями краски, и так далее), подгонкой панелей друг к другу, наращиванием фланцев дверей для уменьшения или выравнивания зазоров, и т.п.

Лично у меня такая картина никак не складывается, особенно в части исправления вмятин на лицевых поверхностях. Разве что под «вмятинами» подразумеваются дефекты штамповки, возникающие из-за попадания в штамп пыли и мелкого мусора, которые имеют чуть ли не микроскопические размеры. Технология «выведения» кузова перед окраской сама по себе мягко говоря не быстрая, даже при использовании современных материалов, а уж с припоем — процесс и вовсе происходит черепашьими темпами, и больше подходит для кустарной мастерской, чем для завода, выпускающего сотни автомобилей в день.

Да и не было на заводе необходимых для этого сотен рихтовщиков и паяльщиков. На самом деле, в те времена на производстве наблюдалась как раз большая нехватка работников этих профессий, которые считались сложными и «творческими», требующими большого терпения и огромного опыта. Это не тот случай, в котором проблему можно было решить за счёт привлечения толп необученных рабочих, компенсируя недостаток качества количеством — хорошего рихтовщика, умеющего «чувствовать» поверхность кузова, растили годами.

Впрочем, для начала я предлагаю сосредоточиться на конкретном «подвиде» данного мифа — дружно перепечатанной всеми у всех фразе про «70 миллионов лично расстрелянных килограммов олова» на каждом кузове «Победы» (цифра может варьировать — 15, 17, 20, 25, 50 килограммов… кому сколько не жалко). И на его примере посмотреть, насколько сильно были притянуты за уши бедные сведения из исходного источника, чтобы из них получился этот миф.

У каждого мифа, каким бы бредовым он ни был, имеется своё рациональное зерно — реальный факт, вокруг которого строится вся ажурная мифологическая конструкция. Есть такая рациональная сердцевина и у мифа про «70 миллионов лично килограммов олова». И мне удалось до неё докопаться — первоисточник мифа приведён в данной статье. Однако, для правильного его понимания необходим некий предварительный текст, с которым я вас настоятельно прошу ознакомиться до прочтения приведённой ниже газетной вырезки, поскольку иначе понять то, о чём в ней идёт речь, будет сложновато.

Итак, место действия — Горьковский автомобильный завод, время действия — весна 1946 года. На заводе полным ходом идёт подготовка к производству новой модели легкового автомобиля — М-20 «Победа». Это — первый автомобиль, который готовился к массовому производству силами советской промышленности: до этого штамповочное оборудование и пресс-формы кузова заказывались в США, даже на модели, разработанные более-менее самостоятельно. Поэтому задача перед горьковчанами стоит очень сложная и масштабная.

ttn2JHzWwBjZ6213xSJdsC3GRCk 960

Уже по большей части снята светомаскировка с окон, разобраны оставшийся с войны руины разрушенных немецкими бомбардировками зданий и сооружений, из цехов вывезен мусор… а в инструментально-штамповом отделе (ИШО) без остановки работают «келлеры» — копировально-фрезерные станки — которые переносят сложные пространственные формы будущих панелей автомобиля с изготовленных вручную деревянных моделей на поверхность будущих матриц и пуансонов пресс-форм.

Пресс-форм нужно много, очень много: только за май по плану ИШО ГАЗ должен сдать 35 особо крупных штампов, включая самые главные — те, на которых будут отштамповать пол кузова, крышу и части сварной боковины. А в общей сложности в производстве автомобиля должно было быть задействовано около 200 крупных, примерно 600 средних и несколько тысяч мелких пресс-форм, штампов и штампиков.

14 мая с копировально-фрезерного станка №3 участка крупных штампов келлеровщицы снимают матрицу внутренней панели передка (щита моторного отсека), параллельно идёт работа над пресс-формами передних крыльев.

W4gETKgSqXfBEgFgUJulSK0niBo 960

Другая бригада работает над самый сложным и трудоёмким в изготовлении элементом оснастки для производства кузова — крупногабаритным вытяжным штампом крыши, состоящим из матрицы, пуансона, прижимного кольца и каких-то там «ещё 85 различных деталей». Окончательно обработка матрицы завершается к 20 мая, а к концу 20-х чисел того же месяца окончена работа и над ответным пуансоном.

W p5B8aP9axlCDvcXUxJbCK3hag 960

Хуже обстоят дела со штампами для пола кузова и сопутствующих деталей. Не дождавшись очереди на «келлеры», элементы пресс-формы для изготовления поперечины пола передка делают вручную на обычном вертикальном фрезерном станке.

Читать статью  Сварка кузова автомобиля инвертором и электродом: подготовка металла и технология процесса

К сожалению, в целом работа над оснасткой для кузова идёт с огромными проблемами и отставанием от графика. Из 35 крупных штампов за май штамповое производство сдало лишь 13, да и из этих два были приняты «условно», а по факту доделывались уже в июне. Исключительно медленно изготавливается и главный кондуктор, в котором осуществлялась финальная сборка и сварка кузова — его изготовление завершают лишь к 10 июня.

Разумеется, в таких условиях график подготовки производства оказывается сорван: к установленной дате сборки первого серийного кузова — 1 июня — в кузовном корпусе ещё даже не приступили к установке портальных установок для сварки кузовов.

Срок сборки первого кузова передвинули на 10 июня, но и он остался на бумаге — ИШО так и не смог в установленный срок дать первые вытяжки крыши кузова, угловых панелей и панели приборов. К 12 июня работу штампа налаживают, он даёт первые вытяжки крыши. Но на этом эпопея с ним не заканчивается, так как уже в 20-х числах того же месяца его потребовалось демонтировать с пресса и возвращать в штамповый цех №2 на доделку. И таких моментов при освоении автомобиля будет ещё много.

Доходило до комичного: ещё 7 июня была осуществлена сборка пола первого кузова, но завершить её было невозможно из-за отсутствия единственной детали — серьги рессоры (видимо, под «серьгой» тогда понимали кронштейн на кузове). Первые партии изготовленных в колёсном цехе серёг ушли прямиком в брак.

Были, впрочем, и успехи — так, 14 июня была получена первая штамповка внутренней панели передней двери, после чего программа по этим деталям была с опережением срока выполнена сразу за июнь и июль. Перевыполнена была и майская производственная программа по задним крыльям, крышкам багажника и лючкам бензобака.

Только к 21 июня в кузовном цехе №1 была осуществлена сборка и сварка первого кузова «Победы», который затем передали в сборочный цех для дальнейших технологических операций — установки навесных деталей, окраски, шлифовки и обойки (установки потолка и обивок).

It5QZLu1RTn7ssrvKPVV6S3g5VI 960

Ручная гибка панели кузова, видимо какого-то элемента центрального тоннеля, на деревянной мастер-модели. Фото не атрибутировано, поэтому непонятно, относится ли оно к периоду изготовления прототипов 1944-45 годов (которые делались полностью вручную), или уже условно серийных машин в 1946 году. Но сути это не меняет.

i1emr SDfw7z8AaZdJ9cVwB8vj8 960

Правда, для того, чтобы этого добиться, кузовщики, так и не дождавшиеся штамповок крыши, дверей, панели передка, переднего кожуха пола, задней колёсной арки и многих других кузовных панелей, были вынуждены эти сложные детали раскраивать и выколачивать вручную по деревянным мастер-моделям. Даже по состоянию на конец августа имелось не более 50% от положенного количества производственной оснастки — а выпускать автомобили уже было нужно.

s7ulqKcr7iIlFo27IRlWC0xeXfQ 960

27 июня 1946 года. Конвейеров нет, штампов нет, но вы держитесь. И выпускайте автомобили. Выпускали как могли .

Впрочем, даже тогда, когда штамповки деталей кузова начали всё-таки появляться — многие из них, сходившие со всё ещё находящихся в стадии наладки штампов, откровенно никуда не годились — панели пола и крыши, поперечины пола, лонжероны и другие детали приходилось дорабатывать вручную, так как в своём исходном виде они никак не желали влезать в кондуктор. В заметке от 9 июля 1946 года прямо сказано, что большинство шедших на сборку первых автомобилей деталей кузова были по сути откровенным браком:

dfuu uvLXJwdIbIfXlEL44O Fh8 960

Второй кузов поступил в сборочный цех 1 июля. Впрочем, на этом сборка автомобилей застопорилась — даже в середине месяца оба находившихся в работе автомобиля пребывали в том или ином состоянии неготовности из-за задержек с поставкой комплектующих.

Причина такого развития событий отчасти раскрывается в публикации автозаводской «Правды» от 26 августа: штампы приходилось переделывать по несколько раз, потому что с первого раза не получалось. Например, штамп боковины вышел с браком, но его приняли и направили на производство. Там начали штамповать детали, и убедились: и правда — брак. Детали штампа направили на повторную обработку, а это всё — потерянное время:

1EffK1xb9nDHetBmAEF2ar8pAqE 960

К 16 июля в кузовном цехе №1 был изготовлен серийный кузов №5 и начала сварка кузова №6, который был передан в сборочный цех к 25 июля, в цех сборки легковых машин — к десятым числам августа, а на готовый автомобиль стал похож лишь в середине того же месяца.

С самого начала судьба шестого кузова была нелёгкой. Даже сама процедура его транспортировки из кузовного цеха в сборочный вызвала эпического масштаба трудности: из-за того, что кузов был сдан кузовщиками не в «голом» виде, как предыдущие, а уже с установленными на него крыльями и облицовкой передка, он не уместился в предусмотренный для подъёма кузовов в расположенный на втором этаже сборочный цех шахтный подъёмник (а снимать навесные детали сборщики отказались, потому что знали, что обратно они просто так уже не налезут). Пришлось на полчаса останавливать главный конвейер, раздвигать стоящие на нём машины, ставить на него кузов и поднимать его наверх электроталями.

Именно после этих приключений произошло то, что описано в данной сатирической заметке, являющейся частью цикла «Приключения шестого кузова» из заводской газеты-малотиражки, выпускавшейся для работников автозавода работавшей на нём выездной редакцией газеты «Правда».

Вот теперь — можно приступить к чтению самого отрывка:

JoNNPNgUOyKRHQdGi Y5 tEHpSM 960

Как говорится — без комментариев: именно так и выглядит штучная сборка первых экземпляров автомобиля из постановочной партии, осуществляемая «по обходной технологии» — то есть, технологии, временно замещающей нормальный производственный процесс, спроектированный для данной модели и впоследствии используемый при её массовом выпуске.

Всего до конца 1946 года таким образом смогли собрать только 23 автомобиля. Причём они хоть и значились как товарные, но фактически большая часть из них осталась на заводе для различных испытаний. Да их и нельзя было сдать заказчикам, потому что они были частично некомплектны из-за того, что некоторые некритичные составные части автомобиля ещё не были освоены в производстве.

limaQvCJfzFoA91i6jq05ciDCe0 960

Освоение Победы в производстве выглядело как-то вот так. Но репку всё-ж таки вытянули совместными усилиями ГАЗа, НАМИ и отраслевого министерства. Правда, потребовалось на это три года.

Мало-мальски массовое конвейерное производство «Победы» началось только в апреле 1947 года. Да и тогда шло оно «ни шатко, ни валко» — к февралю 1948 смогли собрать лишь тысячу автомобилей, а всего в первой производственной серии 1946-1948 годов было примерно 1700 машин (в среднем не более 100 машин в месяц, т.е. нескольких штук в день). По другой информации, за 1947 год всего была собрана 601 машина, а за 1948 — 4 549, что всё равно очень мало с учётом того, что машина формально находилась в серии уже два с чем-то года.

У этих машин кузова тоже были далеко не высокого качества — хотя и намного лучше, чем у самых первых серийных экземпляров, поскольку постоянно вводилась новая производственная оснастка и шла отладка уже сданной.

Летом 1948 года «наверху» что-то начали подозревать: вместо крупносерийного конвейерного производства нового легкового автомобиля получилось какое-то безобразие и цирк с конями с рихтовщиками и паяльщиками. В сентябре по указанию Совета министров СССР конвейер остановили и стали разбираться, какого фига происходит, кто в этом виноват и что со всем этим делать. Но это — уже совсем другая история…

8YFYmvsKGXp0mQRAqu6FS5rAtf8 960

Видите, в чём проблема ? Фраза про «70 килограммов олова» изначально относилась к самым-самым первым автомобилям, которые собирались до запуска конвейера для отладки производственного оборудования. И, естественно, были напрочь кривыми-косыми, что и не мудрено: выколотка многих ответственных кузовных панелей вручную, без штампов, индивидуальная подгонка всех деталей на стадии сборки, ручная рихтовка дефектов геометрии, образовывавшихся на этапе выколотки, штамповки и сварки, и в итоге — «льющееся рекой» при подготовке к окраске олово…

Да ещё надо сделать скидку на сатирический жанр самой заметки, упомянутое в которой число может быть банальной гиперболой, преувеличением, цель которого — как следует «лягнуть» бракоделов с участков штамповки и сварки за плохую работу.

Приведённые здесь цифры великолепно показывают абсурдность сравнения вынужденно существовавшей на тот момент обходной технологии изготовления кузовов, с ручной подгонкой, рихтовкой и выравниванием панелей оловом, и использовавшейся впоследствии полноценной, крупносерийной: по обходной технологии автомобиль с кузовом №6 собирали месяц ! А после развёртывания массового производства таких автомобилей каждый день делали уже до сотни штук.

На этапе отработки автомобиля в производстве, при масштабах выпуска порядка десятков автомобилей в месяц, так работать было ещё можно. Но и тогда нормой такое положение дел ни в коем случае не считалось, и считаться не могло — качество автомобилей было хреновым даже по меркам постановочной партии.

Хотя, у кого как. У строивших кузова ручной работы итальянских «карроцерий», к примеру, такое количество припоя было в порядке вещей. Например, с кузова концепта Lincoln Indianapolis работы Carrozerria Boano при реставрации сплавили достаточно олова чтобы заполнить половину 200-литровой бочки, да и с геометрией были большие проблемы — так, одно крыло оказалось на несколько сантиметров длиннее другого. Качество кузовов Ferrari и Maserati под покрывающим многие их части толстым слоем олова вообще «вошло в легенду». В общем — кустарщина интернациональна…

Именно поэтому не нужно верить в мифы об исключительном качестве кузовов автомобилей «ручной работы». Ценой огромных усилий ещё можно обеспечить идеальное качество кузова при изготовлении единичного прототипа, с астрономическим ценником. Но если речь идёт пусть и о малотиражном, но всё же серийном, а тем более — коммерческом, производстве — без «срезания углов» не обойтись никак. Универсальный девиз здесь такой же, как и при коммерческом кузовном ремонте: «стыдно, когда видно». А того, чего покупателю не будет видно — и стыдиться нечего. Это работает и для довоенной немецкой автомобильной промышленности, и для итальянских «карроцерий», и для английских производителей малосерийных спорткаров, и для наших правительственных ЗИЛов…

Читать статью  Очистка VIN номера от ржавчины. Rust Dissolver Gel — KIA Sportage, 2.0 л, 2003 года на DRIVE2

tBHBgXdwU9G2GxtIQxLA2Wo zW0 960

Это уже совсем не та Победа, которая была с массовыми дефектами штамповки и 70 килограммами олова. Та машина так и осталась в 1946-48 годах и на старом производственном участке.

Легковой конвейер ГАЗа стоял примерно год. Да, страна всё это время не получала очень нужные ей автомобили, но и на заводе этого год далеко не сидели сложа руки. Шла очень серьёзная «работа над ошибками», включавшая в себя не только устранение недостатков самого автомобиля (которые по большей части либо носили производственный характер и могли быть устранены за счёт изменения используемой технологии, либо требовали для своего исправления лишь доработки уже существующей конструкции), так и — что намного более важно — над технологией производства, разработка которой составляет от половины до двух третей работы над новой моделью автомобиля.

Помимо изменений в конструкции машины самих по себе, которые уже потребовали полной переработки всей конструкторской документации, была переделана либо выполнена заново и большая часть производственной оснастки. Речь по сути шла о создании для существующего промышленного образца полностью нового технологического процесса. Даже сам процесс сборки были частично перенесён на новые производственные площади, так как заводу вернули цеха, «отжатые» у него ещё до войны под производство авиамоторов, и на них было смонтировано современное производственное оборудование, включая 11 конвейеров различных типов.

Оказалось, что именно этого года и не хватало заводу для того, чтобы нормально подготовить производство новой модели.

В 1949 году конвейер запустили вновь. К этому времени сходившая с него «Победа» второй производственной серии стала вполне зрелым в конструктивном и технологическом отношении автомобилем, переболевшим всеми «детскими болячками» и готовым к масштабированию своего выпуска до десятков тысяч в год, начавшемуся с 1950 года.

Естественно, по мере развёртывания производства времени на длительную ручную доводку кузовов уже попросту не оставалось. Именно поэтому в 1948-49 годах огромное внимание было уделено нормализации технологии производства кузова и повышению качества его штамповки и сварки.

В итоге за время остановки производства в 1948-1949 годах пресс-формы доработали, работу штампов и сварочных кондукторов наладили, количество сопряжений отдельных панелей насколько это было возможно уменьшили, а объём рихтовки и пайки — свели к возможному минимуму. Что-то, конечно, экономически целесообразными мерами устранить было уже нельзя — с этим пришлось ждать следующей модели, но все серьёзные проблемы победовского кузова тогда решены были.

Заводу намного проще и дешевле один раз доработать пресс-формы, отладить штампы и сварочные кондукторы, чтобы они не гнали брак потоком, чем потом массово его исправлять за счёт малопроизводительного ручного труда.

Только делать это надо либо ещё на этапе подготовки к производству, либо останавливать производство и заниматься наладкой оборудования в относительно спокойной обстановке, когда не идёт параллельно наладка оборудования и выпуск на нём продукции. А при запуске производства «Победы» была допущена системная ошибка: первые три года пытались одновременно и отлаживать оснастку, и выпускать товарные автомобили, параллельно ещё и наращивая их выпуск. В конечном итоге убедились, что так не бывает.

Для того, чтобы понять это сразу, с одной стороны не хватало опыта — практически всё делалось по сути впервые в стране, а также имела место явная переоценка своих сил; с другой — на завод оказывалось постоянное давление «сверху». Видимо, при определении сроков освоения «Победы» в производстве кое-кто «наверху» забыл, что легковой автомобиль — это не танк и не самоходка, и у него помимо технических есть ещё и потребительские качества — он должен иметь товарный вид, хорошее визуальное качество исполнения кузова, красивую отделку — и на то, чтобы этого добиться в серии, нужно время. Да и делается легковых автомобилей не по несколько тысяч в год, как танков, а раз так в десять побольше, и кустарщина при этом уже не проходит.

Поэтому подход, сработавший с танками во время войны — «освоим как можно раньше, а допилим по мере выпуска» — в 1946-48 годах уже не работал, и после массовых поставок «сырых» автомобилей на завод и отраслевое министерство пошла волна рекламаций, причём от очень серьёзных организаций и очень заслуженных товарищей. Тем более, что сравнить им было с чем — многие пассажиры «Победы» пересели на неё со служебного ЗИСа или иномарки, поступившей в годы войны как трофей или по лендлизу.

Но в итоге победил всё же здравый смысл и было принято единственно верное в сложившейся ситуации решение. Полученный урок не прошёл даром: при освоении последующих моделей столь серьёзных проблем уже не наблюдалось, а переход от ГАЗ-21 к ГАЗ-24 и вовсе был совершён очень «чисто» (даром, что это машину готовили к выпуску больше пяти лет — с 1964…1965 по 1970 год).

Вообще, в ситуации с «Победой» возникает впечатление, что с самого начала для этого автомобиля всё складывалось одно к одному: прерванный войной (сначала с финнами, потом Великой Отечественной) первый этап разработки (о котором сейчас мало кто уже помнит); выполнявшаяся параллельно с выполнением военных заказов спешная переработка проекта с 1943 года под новые требования (упор на экономичность в ущерб всем остальным качествам, выбранный из доступного на тот момент для изучения иностранный аналог, и при этом полная унификация по всему что только можно с уже освоенными моделями); единственная серия прототипов, которые так и не прошли полного цикла испытаний; освоение на производстве в самый тяжёлый период послевоенной разрухи, когда не хватало даже ручного инструмента для рабочих и карандашей с ластиками для конструкторов (далеко не шутка — это реальные проблемы, освещённый во всё той же автозаводской «Правде»); вставшая во весь рост после войны тема «даёшь стране современный легковой автомобиль как можно быстрее», заставлявшая делать вещи, совершенно не оправданные с точки зрения нормальной логики производства — например, отказаться от проведения полномасштабных приёмочных испытаний и сразу пустить машину в серию…

Как говориться: ну что же могло пойти не так ?!

Не собираюсь оправдывать заводчан трудностями послевоенного времени и тому подобными аргументами — да они и сами этого не делали, как это хорошо видно по их приведённой здесь беспощадной самокритике. Но то, что в конечно итоге из того полуфабриката, которым была «Победа» образца 1946 года, получилась вполне удачная машина, на десятилетия ставшая синонимом того, «как сейчас уже не делают» — это пусть и небольшое, но чудо.

Кстати говоря, ещё один миф из легендариума отечественного автопрома: за провал «Победы» сняли с должности её конструктора А. Липгарта и сослали куда-то… короче, далеко. Нет, не сняли и не сослали, а потом за устранение дефектов наградили ещё и Сталинской премией II степени. Был снят с занимаемой должности директор завода И. Лоскутов, занимавший этот пост с самого 1938 года, но и он был переведён на Ульяновский завод на директорскую должность, на которой и пребывал до самого 1953 года, руководя переносом туда производства хорошо знакомых ему ещё по горьковскому периоду работы внедорожников ГАЗ-69 и 69А. Липгарта же с завода «ушли» совсем в другое время и по другому поводу.

Хорошим отражением постоянного совершенствования технологии выпуска «Победы» является непрерывное снижение трудоёмкости изготовления каждого её экземпляра, без чего было бы невозможно наращивание темпов выпуска автомобиля. В 1957 году она уже составляла 45% от уровня 1948 года, то есть — её удалось снизить более, чем вдвое по сравнению с наиболее совершенным вариантом технологии, использовавшейся до остановки производства. И в огромной степени это было достигнуто именно за счёт оптимизации процесса изготовления кузова, уменьшения в нём доли ручного труда.

Но полностью опайка припоем как технологический процесс далеко не исчезла. Какое-то количество олова есть на всех ГАЗовских кузовах, выпущенных до второй четверти шестидесятых годов, да и после этого оно использовалось при подготовке к окраске «Чаек» и части кузовов ГАЗ-21, в основном — предназначенных на экспорт (с единичными рецидивами вплоть до девяностых годов, если не позже — на ГАЗ-3102 по спецзаказу мог облуживаться шов между задней стойкой и крышей чуть ли не до конца выпуска, многие даже думают, что его там нет).

Kxh3i4qxYEG1vXBwPRvc0CPHCQo 960

О том, для чего она конкретно она там использовалась, в каком количестве, и какие ужасные следы технологических процессов скрывала, а также об использовании опайки припоем уже в контексте мирового автопрома — см. вторую часть данной статьи.

P.S. Безусловно, не повредили бы в комментариях сообщения владельцев «Побед» и «Волг», равно как и старых иномарок — где и сколько они нашли припоя на своих машинах при реставрации или кузовном ремонте.

Источник https://car.ru/news/automobili/118601-pochemu-voznik-mif-o-luzhenyih-kuzovah-sovetskih-mashin/

Источник https://kuzov.info/luzhenie-i-payka-kuzova-avtomobilya/

Источник https://www.drive2.ru/b/591609824584692361/